Медиацентр Экспертное мнение

Полный текст статьи Дмитрия Емельянова о выгодных сделках под угрозой в банкротстве

29.11.2021

Публикуем полный текст статьи партнера Rights Business Standard, вышедшей в издании «Коммерсантъ»

Полный текст статьи Дмитрия Емельянова о выгодных сделках под угрозой в банкротстве

От оспаривания сделок в рамках банкротства сегодня не застрахован никто. Особенно неприятным для бизнеса оказывается риск признания недействительными сделок, заключенных на выгодных ценовых условиях, как нарушающих права кредиторов. Кроме того, суды на основании выводов о неравноценности сделки нередко перекладывают бремя доказывания собственной добросовестности на покупателя. В частности, это приводит к тому, что под оспаривание по признаку неравноценности подпадают сделки за весь трехлетний период подозрительности, предшествовавший возбуждению дела о банкротстве. 

Ключевые цели, которые преследует бизнес — максимизация прибыли и минимизация издержек. Для этого бизнес вынужден находиться в постоянном поиске наиболее выгодных предложений и цен. На первый взгляд такое поведение разумно и экономически обоснованно, но в случае банкротства контрагента возникает реальный риск оспаривания сделок.

К примеру, сделка, совершенная по цене, невыгодной для должника, может быть признана недействительной на основании п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве как сделка, совершенная при неравноценном встречном исполнении обязательств другой ее стороной. По этому основанию можно оспорить сделки, совершенные после возбуждения дела о банкротстве или за год до него.

При этом в судебной практике все больше набирает популярность тренд на оспаривание сделок ниже рынка на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, из-за чего под угрозой оказываются сделки, которые банкрот совершал в период за три года до принятия судом заявления о банкротстве.

Здесь суды придерживаются вполне обоснованной точки зрения, что п. 2 ст. 61.2 устанавливает лишь презумпции, которые могут быть использованы при доказывании обстоятельств, необходимых для признания сделки недействительной. Поэтому отсутствие видимых признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества на момент совершения сделки само по себе не блокирует возможность квалифицировать ее как подозрительную.

На основании этого из-за расхождения цены сделки со среднерыночной суды перекладывают на ответчика бремя доказывания собственной добросовестности. В этих условиях ответчик вынужден сам доказывать, что сделка совершена в интересах контрагентов и по справедливой цене, а он не знал и не должен был знать, что она причинит вред кредиторам должника.

Разница в цене на 20% — повод для беспокойства

Четких критериев для определения существенного расхождения цены сделки со среднерыночной закон не содержит. Этот момент можно назвать позитивным: он позволяет юристам применять более «творческий» подход при формировании стратегии защиты сделки от оспаривания, а судам — оценивать каждое дело с учетом его конкретных обстоятельств.
Тем не менее определенные ориентиры у судов все-таки сформировались. Например, суды нередко на основании аналогии со ст. 40 Налогового кодекса РФ признают разброс цены в 20 и более процентов существенным. С одной стороны, при таком подходе сделки с разницей в цене до 20% остаются в зоне относительной безопасности. С другой — едва ли этот критерий можно признать удачным, ведь переговоры сторон или обычные рыночные колебания могут привести и к более серьезному снижению цены. Кроме того, для некоторых крупных сделок расхождение в цене всего на несколько процентов будет той самой существенной разницей, свидетельствующей о неравноценности.

Суды также принимают во внимание цену продажи имущества до или после совершения оспариваемой сделки. В пользу ее равноценности послужит тот факт, что цена не претерпела значительных изменений. И наоборот: если должник реализовал актив значительно дешевле, чем приобрел, или покупатель впоследствии перепродал его изрядно дороже по сравнению с ценой покупки у должника, то нужно быть готовым обосновать такое расхождение перед судом.

В отношении недвижимости есть отдельный критерий для определения равноценности сделки — кадастровая стоимость объекта. Верховный суд РФ рекомендует учитывать ее для этих целей в первую очередь.

При этом экспертные заключения об оценке рыночной стоимости недвижимости, согласно занимаемым Верховным судом РФ позициям, по сути, могут быть использованы только для обоснования отклонения рыночной цены с учетом индивидуальных характеристик объекта, не учтенных при массовом определении кадастровой стоимости.

Готовь сани летом, а телегу зимой

Как правило, бизнес оказывается не готов к рискам оспаривания сделки и не имеет четкого понимания, как вести себя в таких обстоятельствах. Внутренние юридические службы, заточенные под сопровождение текущей деятельности фирмы и не знакомые со всеми нюансами банкротного оспаривания, зачастую тоже не могут оказать необходимую поддержку — и в результате бизнес вынужден наощупь защищаться от оспаривания в банкротстве, рискуя потерять и выгодную сделку, и представленное по ней исполнение.

На самом деле, ключ к устранению риска оспаривания подобных сделок заключается в первую очередь в проведении Due Diligence еще при подготовке к заключению договора. На первоначальном этапе может быть достаточно сведений из автоматизированных систем проверки контрагентов (СПАРК, «Контр-Фокус» и т. п.) или из открытых источников информации о бухгалтерской отчетности, судебных спорах, исполнительных производствах и пр. Для более глубокой проверки — особенно если дело касается крупных сделок — лучше обратиться за экспертизой к профильным специалистам, а не надеяться на авось.

Если в отношении вашего контрагента обнаружились дела о банкротстве или дела о взыскании долгов, заключать с ним сделки следует с особенной осторожностью или, взвесив все риски, и вовсе отказаться от их совершения, поскольку в отношении подобных сделок у суда будут особые подозрения, а доказывание собственной добросовестности со стороны бизнеса будет непростой задачей.

Расслабляться не стоит, даже если контрагент не вызывает особых подозрений — есть риск, что признаки банкротства проявятся позднее, а неосведомленность об этом не всегда будет служить в суде извинительным обстоятельством.
Поэтому еще на этапе совершения сделки важно зафиксировать и сохранить доказательства, подтверждающие обоснованность совершения сделки по более низкой цене. Например, если помещение из-за сильной изношенности продается с хорошим дисконтом, нужно зафиксировать его состояние, а в идеале — обратиться к независимому оценщику, который отразит эти обстоятельства в соответствующем заключении.

Лучше пожертвовать разницей, чем потерять все

Важно помнить, что в банкротстве оспаривание сделок по неравноценности чревато рядом негативных последствий. В случае признания сделки недействительной покупатель обязан вернуть должнику полученный актив, а за возвратом денежных средств встать в очередь в длинный реестр требований кредиторов. Это говорит о том, что в случае признания судом сделки с банкротом недействительной велик риск не только потерять сам актив, но и не получить обратно уплаченные за него средства. К слову сказать, исходя из данных, предоставленных Федресурсом за третий квартал текущего года, следует, что размер удовлетворения основного долга кредиторов третьей очереди по завершенным делам о банкротстве составляет порядка 3,2%.

Кроме того, с учетом неправомерного и виновного поведения покупателя в совершении сделки, которая была признана недействительной на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, его требование о возврате оплаты могут понизить в очередности и включить «за реестр». Поэтому в случае признания судом сделки с неравноценным предоставлением недействительной в среднестатистической процедуре банкротства покупателя ожидает перспектива изъятия актива и возврата обратно порядка 3% от уплаченных должнику средств.

Учитывая указанные риски, в ряде случаев покупателю будет более целесообразно на основании подхода, имеющегося в судебной практике, добровольно или по мировому соглашению выплатить в конкурсную массу должника разницу между оценочной стоимостью и договорной ценой, чтобы избежать признания сделки недействительной.

Оспаривание сделки в связи с банкротством контрагента — обычный предпринимательский риск, который во многом можно нивелировать: при заключении сделки необходимо оценивать данный риск с оглядкой на цену и финансовое состояние контрагента. А в случае, если сделка уже оспаривается, важно будет выстроить крепкую линию защиты, которая позволит избежать признания ее недействительной или максимально снизить негативные последствия такого оспаривания.

Источник: «Коммерсантъ»

Дмитрий Емельянов
Автор
Дмитрий Емельянов
партнер Rights Business Standard
Все публикации