Медиацентр СМИ о нас

Владимир Красильников, руководитель финансового дивизиона RBS, дал комментарии CFO CAFE

14.08.2019

Таможня не дала добро: когда придется доплатить пошлины и НДС.

Business FM рассказал о ситуации, в которой оказалась калининградская компания, занимающаяся переработкой мусора. Суть претензий таможни — если пластиковая бутылка «приехала» в Россию из Европы, а потом из переработанного пластика создали новый продукт, то считается, что он создан из европейского сырья. А значит, надо уплатить доппошлины и НДС. Компания убедила суды, что сырье все же следует признать российским. А вот чиновники предпочитают по-прежнему гнаться за копеечными налогами вопреки здравому смыслу.

Представим, в Калининград из Польши приехала поставка воды в пластиковых бутылках. Воду выпили, а тару выбросили. Калининградская компания этот пластик собирает и перерабатывает, делает из него рамки для автомобильных номеров. После этого товар, кстати, с высокой добавленной стоимостью, отправляют в Россию. И до последнего времени считалось, что сырье для этого товара произведено в стране ЕАЭС, то есть в России. Но в прошлом году калининградская таможня решила, что это не так. И теперь она считает, что это европейское сырье, а, значит, его нужно облагать дополнительной пошлиной и НДС.

Комментирует представитель компании:

Мы перерабатываем порядка 80 тонн отходов, то есть мы перерабатываем не просто вторичные отходы, a производим готовый продукт с достаточно высокой добавленной стоимостью. Если говорить о пошлинах, которые мы должны уплатить за каждый килограмм сырья, это дополнительно около 7-8 рублей. Вот считайте — на эти 80 тонн ежемесячно более 300 тысяч рублей мы несем убытков, дополнительных расходов. Другие предприятия даже не могут пойти в суд, потому что они продают просто готовое сырье, как гранулы, для них это продукт. И этот продукт уже не рентабелен. Поэтому эти отходы, в большой степени хорошие, высококачественные отходы, они захораниваются на полигонах

Компания получила заключение у местной торгово-промышленной палаты. Сходила в несколько судов. И все признали, что брать дополнительные налоги и пошлины нельзя. Но таможня свое мнение не поменяла.

Этот кейс стоит рассмотреть в широком разрезе. Недавно Минэкономразвития подготовило так называемую «регуляторную конституцию». И там среди прочего указано, что требования к одному предмету регулирования не должны противоречить друг другу. То есть, по идее, если признано, что тот же пластик не является европейским сырьем, то, опять же по идее, у таможни не должно быть претензий и дополнительных требований. Но это в идеале. А в жизни, по крайней мере, пока, у каждого ведомства свои правила.

Комментирует представитель компании:

Таможня — это как отдельное государство у нас. Даже есть Киотская конвенция, которая гласит, что все отходы, происходящие на территории государства, имеют статус этого государства.То есть таможня и на это закрывает глаза, и на судебные решения. Ну а что, у таможни один мотив был во всех судебных инстанциях. Вы понимаете, что предприятия добровольно платят деньги в бюджет. Ну, так это не добровольная, это вынужденная мера. Мы для того, чтобы сохранить свой бизнес, сохранить рабочий устав, мы вынуждены платить эти деньги сейчас. Но это не законно, потому что это противоречит решениям суда.

Кассация отказала таможне. Суд подтвердил, что собранный мусор — это уже не европейское, а российское сырье. Таможню, конечно, тоже можно понять. У нее свои правила и большая цель — принести деньги в бюджет. Только, что лучше — собрать средства или оставить непереработанный пластик на мусорном полигоне? И вот, когда он лет через 100 наконец сгниет, то тогда его можно будет уже считать нашим, российским сырьем.

Комментирует Владимир Красильников, руководитель финансового дивизиона RBS:


Этот кейс — довольно очевидный по своей сути, — интересен прежде всего тем, что подсвечивает очень важную проблему изолированности ФТС от общей экосистемы госорганов. Становится понятно, что такое положение таможни как контролирующего органа не отвечает интересам ни бизнеса, ни государства.

Вспомним лишь два примера из будней рядового импортёра.

Во-первых, это и по сей день актуальный для всех импортёров вопрос контроля таможенной стоимости ввозимых товаров: не принимая во внимание обстоятельства взаимоотношений сторон, ФТС фактически наказывает российских бизнесменов за то, что они сумели договориться о скидке с иностранными поставщиками и повысить рентабельность своего бизнеса.

Другой пример – выборочные «случайные» дополнительные проверки ввозимых товаров (т.н. таможенный досмотр с ИДК), расходы на которые таможня всегда выставляет импортёру вне зависимости от того, были ли выявлены нарушения в результате такой проверки.

Более того, ФТС всё чаще оказывается вне контекста текущей повестки развития России. Рассматриваемый кейс – наглядный тому пример. В то время как на федеральном уровне всерьёз озаботились проблемой утилизации и переработки отходов, был создан Российский Экологический Оператор, призванный следить за оборотом ТБО по всей России, ФТС фактически препятствует эффективной работе действующих игроков этого рынка, действуя вопреки решениям судов и положениям международных договоров.

Мы видим стремление государства повышать привлекательность инвест-климата в России – и это уже даёт определённые результаты. Остаётся надеяться, что меры, отвечающие этой цели, коснутся в ближайшее время и ФТС.

Источник: CFO CAFE

Все публикации